На пределе

— Ещё немного, еще чуть-чуть, до дома не далеко осталось. – уговаривала себя Татьяна, понимая, что засыпает за рулем. Ни громкая музыка, ни вода, которая её в таких случаях спасала, ни мятные леденцы, не помогали и она понимала, что нужно остановиться.

— Ну, хорошо, до ближайшей кафешки километров 20, дотянем. – пыталась она договориться с собой.  — Ладно, здесь двойной поворот и останавливаться неудобно, за ним будет развилка с заброшенной старой дорогой – на ней остановлюсь и немного разомнусь – решила-таки она.

Резкий скрип тормозов, сигнал клаксона, скрежет, хруст и несильный удар привели её в чувство. Она поняла, что заснула и очнулась от того, что задела встречную машину. Она уже ехала по встречке и даже не успела затормозить, а навстречу ей летела красная «десятка».

Татьяна резко вывернула руль вправо и надавила на тормоз. Столкновения удалось избежать и Татьяна, выровняв машину, съехала на обочину и остановилась.

Татьяна выдохнула и посмотрела в зеркало. Тут она поняла, что правого зеркала её машина лишилась. Переведя взгляд в зеркало заднего вида, она увидела, как «десятка» выехала с обочины, куда заехала, уворачивалась от столкновения с Таниной «реношкой». Она продолжила свой путь объехав стоявший на аварийке джип, даже не остановившись.

От джипа она была где-то на расстоянии трехсот метров. Оттуда высокий худощавый мужчина средних лет быстрым решительным шагом направлялся к её машине.

— Благодарю тебя Всевышний, спасибо вам, ангелы хранители, что все так обошлось. – оценив обстановку мысленно произнесла Татьяна.

Она не спешила выходить из машины, решив немного расслабиться. Ей казалось, что она спокойна, на самом деле она просто была в состоянии шока и ноги были как окаменевшие.

Когда Таня это поняла, она стала глубоко дышать, пытаясь понять в какой момент она отключилась. До развилки она не дотянула с полкилометра и сейчас она была перед ней, как на ладони.

— Всё же не надо тянуть до предела, надо останавливаться сразу, как только ощущаешь усталость. вслух, как будто убеждая себя, проговорила она.

Она поглядела в зеркало. Мужчина был уже близко, и, по сжатым кулакам и ходившим скулам, она увидела, как он агрессивно настроен. Таня открыла дверцу и вышла из машины ему навстречу.

— Простите меня! Спасибо, что избежали серьёзного столкновения. Вы в порядке? – выпалила она, не дав оппоненту сказать ни слова.

Мужчина как-то резко изменился в лице, напряжение сменилось удивлением и каким-то замешательством.

— Я в порядке. А вы? Как же вы так? – смягчившись ответил он.

— Простите, я заснула. Спасибо, я тоже в порядке. — ответила Таня

И, едва проговорив, стала стекать вниз. Напряжение спало настолько, что она расслабилась и ноги стали ватными и перестали её держать.

Мужчина быстро сориентировался и подхватил её под руки, не дав упасть.

— А говорите в порядке. – посетовал он, усаживая Таню обратно в машину.

Таня снова поблагодарила и извинилась, сказав, что весь день за рулем и просто сильно устала и хотела дотянуть до той развилки и остановиться чтобы размяться, но не дотянула. Потом спросила:

— А как машина? Сильно я её?

— Да нет, не переживайте. Ваша пострадала сильнее. Вы зеркалом мне крыло поцарапали. —  дружелюбно сказал он и спросил:

— Чаю хотите? До ближайшей кафешки километров 20, а у меня есть термос с горячим сладким чаем в машине.

Таня хотела было отказаться, потому что ей было неловко доставлять человеку столько хлопот. Но горячий чай – это было то, что ей нужно. Её начинало потряхивать от перенесенного стресса, кофе у неё закончился, а холодной водой не согреться, и она кивнула.

Мужчина сказал, что он быстро и почти бегом направился к своей машине.

Вернулся он и вправду быстро.

Но за это время Таня успела подумать о том, как же это приятно, просто расслабиться и позволить кому-то позаботиться о себе. Она никому этого не позволяла. Она всегда действовала сама, старалась ни от кого не зависеть, и все контролировать. От этого была постоянно на пределе. На пределе работала, ездила на пределе, да и жизнь жила на пределе.

Он подъехал и припарковался сзади её машины. Он достал что-то с заднего сиденья и вышел из своего джипа. В руках он нес термос, 2 кружки, а под мышкой было что серок и пушистое и Таня не могла разобрать что это. Он открыл дверцу её машины, вручил ей кружки и термос и, развернув пушистый сверток, который оказался пледом, укрыл им Татьяну.

— Вам надо согреться. Позволите присесть в вашу машину? – спросил он скорее из вежливости.

Солнце клонилось к закату и уже касалось деревьев, растущих по обочинам дороги. Жара сменялась прохладой, такой ожидаемой и уместной, но не сейчас. Татьяна была тронута такой заботой, и легкая улыбка вместе с солнечными лучами озаряла её лицо.

— Конечно. – сказала она.

Он обошел машину, внимательно осмотрев то место, где было зеркало, и сел рядом с ней. Забрав у неё термос, он налил ей чай, потом налил себе, и салон машины наполнилась приятным ароматом.

Татьяна вдохнула аромат и сделала пару глотков. Вкус приятным и необычным, она не пробовала такой раньше. Приятное тепло разлилось изнутри. Ей хотелось спросить, что это за чай, но не хотелось разговаривать. Он, видимо тоже это чувствовал, и молча медленно пил из своей чашки мелкими глотками. Они смотрели вперед, наблюдая как солнце скрывается за деревьями.

Когда она опустошила свою кружку, она сказала:

— Какой вкусный чай. Спасибо вам. Вы такой внимательный, это очень приятно.

— Вам нужно расслабиться и может немного вздремнуть. Далеко вам еще ехать?

— Километров 80. Нужно же вызвать ДПС – спохватилась Татьяна.

— Думаю, мы с вами сможем обойтись без них, повреждения незначительные, просто оформим протокол в страховые компании. Если позволите, я оформлю документы, а вы поспите немного. потом все проверите и подпишете.

— Хорошо. – сказала Таня и достала ему водительское удостоверение и страховку.

Ей было так спокойно и комфортно, что она с легкостью переложила все заботы на сильные мужские плечи и расслабилась.

Заснула она сразу. Ей снился папа, которого она по жизни совсем не помнила. Почему-то она увидела его седым, таким, каким он должен бы быть сейчас, если бы дожил. Он сидел с ней рядом и говорил о том, что жить на пределе возможностей – это была его задача. Он каким-то внутренним чутьем осознавал, что ему отпущено мало времени и много нужно успеть. Поэтому он много работал, мало спал, правда и погиб за рулём тоже поэтому.

И ей, его дочке Танечке, нужно принять это, принять его жизнь и его уход, а не пытаться повторить и доказать, что ты сможешь закончить по-другому.

Он смотрел на неё с такой любовью, что ей вдруг перестало быть жалко его, больно и обидно, что он так рано ушел, не дав так нужной ей мужской заботы, любви и поддержки. И он, в ответ на её мысли и чувства, сказал о том, что он любит её и заботится о ней и сейчас. И ей нужно позволить, научиться заботиться о себе, любить себя, беречь себя и принимать любовь и заботу других, так, как она сделала это сегодня. И ей нужно научиться и позволять себе отдыхать и наслаждаться жизнью, потому что жизнь так прекрасна. Научиться ценить те приятные моменты, те мелочи, которые мы храним в памяти очень долго, но не позволяем себе их смаковать в моменте. Тогда жизнь станет еще прекрасней и будет постоянно удивлять приятными чудесами.

Она согласилась и обняла отца и почувствовала тепло его объятий, всю его силу, поддержку и заботу, которой так не хватало ей в жизни. Она напитывалась этой любовью и нежностью, стараясь вобрать по максимуму все, что недополучила, недобрала когда-то. Она даже на физическом уровне ощущала, как отец обнимает её, находясь в состоянии где-то между сном и явью. И когда она наполнилась этой любовью до предела, сказала ему: «Спасибо папа. Теперь я понимаю, что в моей жизни «на пределе» должна быть только любовь.»

В этом состоянии она открыла глаза. Она улыбалась и была наполнена любовью и радостью.

Мужчина сидел рядом и смотрел на неё. В его взгляде смешалось удивление и восхищение.

— Я рад, что вы отдохнули, Татьяна. Я все заполнил, проверьте свои данные, потом посмотрим на повреждения. – сказал он, протягивая ей бумаги.

Она взяла, быстро прочла написанное и сказала:

— Да, Виталий, всё верно. Спасибо.

— Ну вот и познакомились, — улыбнувшись сказал он. – Пойдёмте оценим ущерб.

— Пойдёмте, — улыбнулась Таня и сбросив плед, вышла из машины.

Он вышел вслед за ней и встал рядом. Они осмотрели её машину и кроме отломленного зеркала, никаких следов столкновения не было. Потом они пошли к его машине, и Виталий показал ей царапину на заднем крыле.

— Вот видите, небольшая царапина. – констатировал он.

— Да, я думала хуже. Даже вмятины нет, только краска – сказала Таня. – Спасибо вам за всё. Еще раз извините, и за то, что были вынуждены потратить столько времени.

— Вы знаете, в жизни нужно иногда останавливаться, чтобы в этой гонке не забывать, что ты живешь. И задумываться, для чего живешь и что в этой жизни ценно. Машина – это лишь груда железа. И ценнее жизни – нет ничего. А время… мы чаще всего вспоминаем какие-то приятные мелочи, которые не связаны ни с работой, ни с достижениями, те моменты, когда нам было по-настоящему хорошо. Как сегодняшнее чаепитие. Спасибо вам, вы помогли мне это осознать.

Он смотрел таким теплым взглядом и было видно, что все, что он сказал, было искренним.

— Да, вы правы. Я тоже это сегодня поняла и это чаепитие действительно запомнится надолго. – улыбаясь ответила Татьяна. – Но пора ехать.

— Да. Я записал ваш телефон, можно я вам позвоню? – спросил Виталий, скорее с целью сообщить Татьяне о своих намерениях.

— Да. – ответила Татьяна, садясь в машину. Она вернула Виталию термос, чашки и плед, улыбнулась и включила зажигание.

— Будьте осторожней, и не забывайте, что у вас нет бокового зеркала. – предупредительно заботливо напомнил Виталий.

— Да, спасибо. Я поеду аккуратно. И вы не гоните. – ответила Татьяна, помахала рукой, и оглянувшись, тронулась с места.

Виталий улыбаясь кивнул и наблюдал за ней, пока её машина не скрылась за поворотом. Потом он сел в свой джип, завел его и …поехал за ней.

 

© Copyright: Галина Суслина, 2018
Свидетельство о публикации №218092200043

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *