Заметки с юбилея. Продолжение.

Я наблюдала, как садится солнце и понимала, что при всем своём старании, я не успею засветло подняться обратно даже до вершины, не то, что найти новый спуск.

Спуск до этой точки занял больше часа…

Я вспомнила ту скалу, что была на подъёме и подумала, что если бы я вернулась оттуда, то может не стала бы подниматься снова, учитывая время.

Или стала бы?

А может, ночевка в горах, которая сейчас представлялась мне более безопасной, чем сомнительный спуск или поиск дороги в темноте, была неизбежной?

Возможно для этого я и приехала сюда и это высшие силы привели меня к этому?

И я выбрала вернуться. Я выбрала подняться обратно на вершину, по уже известной мне дороге, где в сумерках я смогу хоть как-то ориентироваться.

Это я так думала.

Но как только солнце село и сумерки опустились, я поняла, что поднимаюсь не там, где спускалась. Путь мне освещали огни и монитор артековской арены.

Я упёрлась в огромные камни и решила немного отдохнуть, укрывшись за ними от ветра, который поднялся, как только село солнце. Он ощущался тем сильнее, чем ближе к вершине. До вершины оставалось уже немного и судя по времени. На часах было 18-10.

Усевшись поудобнее я думала о том, что у меня есть целых 12 часов (даже чуть больше) до рассвета, чтобы побыть наедине с собой и с этой горой.

А ещё, я думала о том, что время столяра в этой точке наступит в 18-42. И это время я, видимо, не могла встретить нигде в другом месте: ни в комфортабельном номере отеля, ни в ресторане за вкусным ужином.

За этими мыслями я задремала.
Проснувшись, я увидела, что уже взошла луна. Она светила сквозь деревья и была круглой и белой. На часах было 19-00.

Очень хотелось пить. Я вспомнила, вернее, нащупала в кармане горсть ягод, что сорвала на подъёме с кустарников типа боярышника и можжевельника, достала парочку и съела их, поздравив себя с наступившим по всем параметрам юбилеем. Жажда была утолена. И я поблагодарила гору и кустарники за их щедрость, а себя за её принятие.

Сидеть на этом склоне было не очень удобно и я, при лунном свете, отправилась дальше к вершине.

Выйдя на горизонтальную поверхность, я поняла, что времени чтобы напитаться этой энергией днём мне было недостаточно. И сейчас, в ночной тишине, я могу вполне насладиться ей. И для этого просто идеальные условия: ночь, гора, полная Луна, ветер, поющий свою песнь в кронах деревьев, с оранжировкой из шума сухих листьев, и море, которое не видно, и не слышно за шумом ветра, но его присутствие ощущается всем существом.

Нет, мне совершенно не хотелось там медитировать сидя в позе лотоса, мне не хотелось молиться чтобы услышать и ощутить связь с высшими силами, мне не хотелось просить то чём-то, чтобы услышать какие-то ответы. Мне хотелось просто быть там.

И состояние единения со всеми силами природы ощущалось каждой моей клеточкой.
Я ощущала тотальную соединенность с высшими силами (я не могла назвать это Богом, потому что это понятие, эта метафора в моём восприятии оказалась тесновата и не вмещала всего того ощущения).
И я ощущала их в себе. И я понимала, что так и должно было быть, что эта ночь нужна была мне именно такой и это лучший подарок, который только мог быть в мой юбилей.

Все стихии и духи Медведь-горы водили со мной денрожденный хоровод.
Было удивительно и очень необычно. И во мне не было ни страха, ни тревоги.

Когда я выходила из этого состояния единения, я чувствовала ночную прохладу и пронизывающий ветер, и мне становилось немного холодно.

Развести костер я не могла даже если бы у меня были спички. Всё вокруг было устлано сухой листвой и, даже без учёта ветра, это грозило бы серьёзным пожаром.

Но именно эта листва и согревала меня. В перерывах между прогулками по спине медведя, наблюдением за танцами теней (духов) в лунном свете, перемещением луны по небосводу, я устраивала себе перину и одеяло из дубовых листьев, в которых смогла немного поспать. А еще, я включала свой внутренний огонь.

Луна светила так ярко, что зная дорогу, можно было спокойно спуститься. Но я дороги не знала. Поэтому, отправилась искать её, только встретив рассвет.
И это не составило большого труда. Она отыскалась очень быстро. Именно та, с разметкой, ведущей от подножья к вершине и обратно.

И я, любуясь окрестностями в лучах поднимающегося солнца, и отправляющейся спать луны, возвращалась. Эта тропа не представляла особой сложности, хотя местами и на ней нужна была осторожность.

Спускаясь, я вдруг подумала, что, наверное, можно было позвонить в службу спасения. И люди, знающие местность, могли бы еще вечером с фонарями помочь мне спуститься. Мой телефон, на котором я проехалась на спуске, не до конца утратил свои функции и сенсор ещё местами работал. Но такая мысль ни вечером, ни ночью меня даже не посетила. Наверное, потому что меня не надо было спасать. Потому что я была в безопасности и наслаждалась происходящим.

Я возвращалась с ощущение тотального принятия себя, со всей своей беспечностью, приведшей меня к произошедшему, которую так удобно списывать на высшие силы.
Потому что когда ты ощущаешь их в себе, ощущаешь слияние с ними, целостность, то уже не на кого сваливать свою ответственность.

По дороге в гостиницу я улыбалась моему обновлению, и словам моей подруги, поздравлявшей меня накануне отъезда. Она не знала, куда я отправляюсь и не вкладывала буквальный смысл в свои поздравительные слова: «Кто-то в 50 уже с горы, а ты в 50 ещё в гору».

День рождения был пережит. Наступили вторые 50.

(с) Галина Суслина

#Галина_Суслина #мне50 #юбилей #Аюдаг #путьквершине


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *