Отчаяние. Где здесь выход?

Василиса сидела на диване обхватив колени. Она тупо смотрела в противоположную стену и не шевелилась.

Мысль была только одна: «Мир рухнул! Что теперь?»

Она чувствовала боль всем своим телом. Даже не телом, всем своим существом!

Она чувствовала, как липкое и мерзкое чувство отчаяния обволакивает всё вокруг. Она ощущала его горечь во рту и полное бессилие.

Она чувствовала себя мухой, запутавшейся в паутине, из которой паук уже высосал всю кровь, но которая еще не умерла. Не было ничего что могло бы стать её опорой. Земля ушла из-под ног, и не за что было зацепиться даже мыслями.

Она медленно умирала.

В голове снова и снова крутилась их встреча, когда она, рыдая, говорила ему, что не справится, что она слишком слаба чтобы выдержать все это, что ей нужна его поддержка, что вместе они смогут что-нибудь придумать. Его бизнес рушился, а он просто сбежал, оставив её решать нерешаемые вопросы.

А он… Он обнял её и сказал:

— Мне бы твою силу!

В этот момент её слезы резко высохли.

Ни от его объятий, ни от того, что он называл её сильной. В этот миг её мир рухнул. Из-под ног ушла опора. Она поняла, осознала, прочувствовала, что она одна в этом мире и ей абсолютно не на кого рассчитывать.

Он ещё что-то говорил, что-то обещал ей, но она уже его не слышала.

Она проводила его до двери, закрыла за ним дверь и тихо опустилась на диван.

Сколько времени она сидела так? Может быть час, а может три.

Она думала, что смерть для неё сейчас была бы лучшим выходом, избавлением от всех этих проблем, от долгов.

И вдруг она осознала, что не умрёт. Нет, она кончено, умрет когда-нибудь, но ни сейчас.

Сейчас она не умрет при любом раскладе. И он не умрёт.

А это значит, что ей придется как-то справляться со всем этим. И что рассчитывать она может только на себя. Что в конце концов, она может все это бросить, уйти, сбежать, так же как сделал он. И ей даже за это ничего не будет. Ведь это его бизнес, его ответственность – она всего лишь наемный работник.

Внутри неё разлилось какое-то тепло. Оно зародилась в районе солнечного сплетения и было обжигающим и неприятным. Но на фоне предыдущего бессилия – это была жизнь. Она была наполнена злостью и агрессией – но это была жизнь.

Василиса тут же отмела эту мысль, поскольку убегать было не в её правилах. Она всегда, с самого детства, билась до конца, пытаясь спасти репутацию, свою или тех, кто за ней стоял.

Но от самого осознания этой возможности, ей стало вдруг легко.

Она поняла, нет, не поняла, а всем существом прочувствовала, что это не её ответственность – спасать его компанию.

Конечно, она будет делать все, что в её силах, чтобы исполнить заключенные договора, исходя из текущих реалий.

При этом, ей не нужно умирать ни от отчаяния, ни от стыда!

Злость ушла, унеся свой обжигающий пыл. Бодрящий холодок вернул разуму способность адекватно мыслить, и он уже просчитывал порядок действий.

— Жизнь продолжается!

Василиса глубоко вдохнула, как будто не дышала все это время. Воздух был таким вкусным, что она почувствовала его сладковатый привкус.

Она улыбнулась. Улыбнулась этому сладкому воздуху, улыбнулась себе, улыбнулась солнечному лучику, скользнувшему из-за туч прямо в глаза, так что ей пришлось зажмуриться.

По телу разлился какой-то свет, идущий из сердца, и её наполнила искренняя благодарность ко всему, что произошло.

Она встала с дивана, сладко потянулась и сказала:

— Спасибо тебе, дорогой, за осознание этой внутренней силы, которая есть во мне. Она есть и в тебе, просто ты её ещё не понял и не принял. Надеюсь, что это принятие будет не таким болезненным, как для меня.

Хотя, — задумчиво добавила она, — каждому свои уроки и твои уроки – это твоя ответственность.

И, пожалуй, я не буду тебе мешать их проходить! – сказала она, отправляясь на кухню варить себе кофе.

 

С любовью, Галина Суслина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *