Нас учили защищаться

Нас учили быть сильными. Нас учили защищаться.

Когда мне исполнилось 5 лет в жизни нашей семьи произошло событие, которое оставило очень глубокий след в моей душе, в моей психике и навсегда изменило мою жизнью. Это событие – трагическая смерть моего отца.

Что это значило для меня тогда?

Во-первых, я научилась не проявлять эмоции.

Когда это произошло, мы с сестрой были в гостях у ребят в школьном интернате.. Мы играли, шутили и очень много смеялись. В этом радостном состоянии мы возвращались домой и увидели на крыльце стоявшую маму и еще двух мужчин. Один стоял рядом с ней, другой — курил немного поодаль, в тени. Был морозный зимний вечер, а мама стояла в пальто нараспашку. Я почувствовала что-то неладное, какая-то тревога была в груди. Мама смотрела как-то отстраненно, а потом сказала: «Папки у нас больше нет!» Она не плакала. Может быть, увидев нас, но думаю, не плакала она и когда ей сказали об этом. Она была в состоянии шока, в оцепенении.  И поэтому казалась какой-то холодной и даже безжизненной.  Не плакала она и потом, на похоронах. И я тоже не плакала и слезы сестры не могли вызывать во мне эмоции, потому что я смотрела на маму и отражала то, что чувствует она.

Потом, чуть позже, нам рассказали о том, что всегда, когда сильно смеёшься, потом бывает несчастье, закрепив в подсознании это убеждение.

В-вторых, я потеряла папину защиту, ощущение защищенности, которое у меня было с ним.

Мои близкие моя мама, моя старшая сестра они меня любили и заботились, но они воспитывали меня. Как воспитывали (из самых лучших побуждений) все адекватные взрослые, бывшие в моем окружении.

Другие же – жалели. Они причитали при моем появлении: «Ой, сиротинушка, ты несчастная! На кого же отец вас бросил!» Это вызывало во мне бурю злости и агрессии. А еще сформировало подсознательную обиду на отца – ведь он нас бросил!

Собственно, злость и агрессию вызывали у меня и все воспитатели, потому что вместо любви и защиты они учили жизни.

В третьих, я вдруг резко стала предоставлена сама себе, потому что до меня в тот момент не было дела.

Поскольку родиться меня угораздило в семье учителей, и папа был директором школы, а через какое-то время после его ухода, эту должность заняла мама, то времени на меня у неё крайне не хватало. Кроме того, детского сада в нашей деревне не было, и я воспитывалась «при школе». Я приходила в школу и была с мамой в учительской, сидела на её уроках. А когда становилось совсем скучно рисовать по синусы и котангенсы, я выходила в коридор и попадала под опеку техничек. Они меня развлекали, как могли, я смеялась и бегала по школьному коридору, мешая учителям вести уроки, а ученикам – внимать их учению. За это, я постоянно получала от мамы наставления, что так нельзя себя вести, что смеяться так и тут неприлично, что я мешаю.

И я окончательно усвоила, что смеяться в принципе плохо.

А когда я пошла в первый класс (к тому времени я уже умела читать и писать) мне было очень скучно учить звуки, буквы и слоги. И поскольку школа была небольшая и одна учительница вела занятия СРАЗУ в трех классах (1, 2 и 3), объясняя то одним, то другим, то третьим, я слушала за 2 и 3 класс и умудрялась отвечать на вопросы, которые она задавала им. Это, почему-то выводило её из себя. И однажды она заорала истошным голосом на всю школу: «Может ты к доске пойдешь и вместо меня учить будешь?!?! Ты что тут самая умная?!?!» Затем она схватила меня за шиворот и поволокла в учительскую. Звонок уже прозвенел, и она тащила меня по всему коридору, куда из классов высыпали ученики, и вопила, что я срываю уроки. В учительской она поставила меня перед всеми учителями, и директором (моей мамой) и продолжала причитать о том, что я срываю уроки, что, если я дочь директора школы – это не значит, что мне все можно, что я совсем от рук отбилась, и т.д. и т.п. Мне, при этом, никто слова не дал. Меня отчитали там, меня отчитали дома, и даже дома, слушать меня мама отказалась, сказав, что я опозорила её на всю школу.

Я понимаю это сейчас, с высоты прожитых лет. Но как мне было её понять тогда?

Школа для меня, действительно была родным домом, и я чувствовала себя там достаточно свободно, но не в плане каких-то привилегий, а в плане того, что я не боялась. Я перестала заходить в учительскую с того момента, как пошла в первый класс, я называла маму там исключительно по имени отчеству, я старалась уважать правила. Но я не хотела бояться. И именно это, как я сейчас понимаю, раздражало учителей. Потому что учителя довоенных времен, да и не только они, жили в состоянии страха. И управлять другими могли тоже только запугав.

Я же, всячески демонстрировала свободу от их давления, понимая, что давить неправильно. Я говорила маме, что моя учительница не любит (мягко сказано) детей, и что ей не надо быть учителем. Но мама меня не слушала. А скорое, делала вид, всячески защищая репутацию учителей. И это было правильным с её позиции. Но с моей позиции это было несправедливо. Ведь я – её дочь, и я говорю ей правду, которую я вижу и чувствую, а она мне не верит.

И в этот время я окончательно убедилась в том, что защищать меня некому, нужно учиться защищаться самой.

И я училась.

Эти уроки очень ценны для меня и сейчас. Но я очень долгие годы жила с этой обидой и болью в душе, с набором убеждений и травм, которые отравляли мою жизнь и мешали радоваться.

Сейчас я благодарна каждому моему учителю. Я понимаю, что они учили меня самому лучшему:

  • – быть примерной девочкой (которой я, к счастью, так и не стала)
  • — сидеть тихо, не высовываться,
  • — бояться каждого шороха…

Учили тому, что знали и умели сами, и считали, что именно эти уроки приведут меня к успеху.

И именно благодаря им, я научилась:

  • — защищаться сама, причем как словом, так и кулаком,
  • — тонко чувствовать несправедливость, и всячески отстаивать права притесненных,
  • — быть свободной, не смотря на внешние ограничения,
  • — ничего не бояться,
  • — быть собой, принимать себя как есть и развивать то, что мне интересно,
  • — всего добиваться самой.

И сейчас, благодаря этому ценнейшему опыту,  я успешно помогаю людям отпускать эти обиды и восстанавливать радость.

И на своем вебинаре «От печали до радости!», который состоится 20.03.18 в 19-00, я расскажу и о том, как влияет на нашу жизнь блокировка эмоций, и о техниках, которые помогут их разблокировать.

Приходите, буду рада.

С любовью, Галина Суслина

Записаться можно пройдя по ссылке: http://radost-gizny.ru/wppage/vebinar-ot-pechali-do-radosti/

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *